Звезды в рекламе

Олег Меньшиков: "Я такой, каков я есть"

Все знают о давней нелюбви актера Олега Меньшикова к интервью. Он их почти не дает. Но недавно журналисты смогли с ним поговорить - благодаря швейцарской часовой компании Longines.

Олег Меньшиков: "Я такой, каков я есть"

Все знают о давней нелюбви актера Олега Меньшикова к интервью. Он их почти не дает. Но недавно журналисты смогли с ним поговорить - благодаря швейцарской часовой компании Longines.

Как известно, не место человека красит, а человек место. Крупные производители часто приглашают для рекламирования своей продукции популярных спортсменов и актеров. Фирма Longines отличительной чертой своего стиля считает элегантность. В разное время ее изделия представляли Хэмфри Богарт и Одри Хепберн, китайская актриса, певица и модель Ку Йен и российская гимнастка Алина Кабаева. В 2001 году "лицом" Longines стал Олег Меньшиков. Соответственно, он обязан участвовать в рекламных акциях, определенных контрактом.

Как ни пытались журналисты узнать, сколько стоит "лицо" одного из лучших отечественных актеров, Меньшиков или молчал, или остроумно отшучивался. Разговоры о творческих планах сводил к многозначительному "посмотрим". Все вопросы и ответы касались в основном сотрудничества с Longines.

Но все же после пресс-конференции, во время неофициальной беседы, кое о чем сокровенном Меньшикова спросить удалось. Возможно, к этому располагала обстановка - дело происходило в Оружейной палате Кремля, где были представлены изделия именитой швейцарской фирмы - от первых карманных серебряных часов 1867 года выпуска до моделей последних лет.

- Какой была Ваша первая реакция на предложение Longines?

- Поскольку раньше я не занимался такого рода деятельностью, для меня это стало неожиданностью, но интересной неожиданностью. И я рискнул, что называется, попробовать. А почему бы и нет? Когда я приехал в Швейцарию и познакомился с людьми, работающими в Longines, понял, что мне в очередной раз повезло. Атмосфера, которая царит в компании, уникальна. Выражение "наша фирма - одна семья" - штамп, но в случае с Longines оно истинно.

- Наверняка Вам и раньше делали подобные предложения. Почему Вы согласились рекламировать именно часы, а не автомобили, яхты или что-то еще?

- Часы - давняя моя слабость. К тому же, свою роль сыграла приверженность Longines к классике, традиционализму. Мне это близко и в искусстве, и в жизни. Я считаю, что человечество вообще должно сохранять традиции. Они гарантия его выживания. Классика, она всегда останется классикой, что бы ни происходило в мире. Кроме того, я рад, что у меня появилась возможность провести своеобразный эксперимент - два года сотрудничества с такой замечательной маркой. Думаю, что сумею это сделать достойно.

- Чем отличаются Ваши обязанности по контракту с Longines от обычной рекламной акции?

- Рекламная акция - вещь одноразовая. Что-то рекламируешь, получаешь деньги - и забываешь о тех людях, с которыми работал, а они - о тебе. Я не против рекламы как таковой, но в данном случае более уместно слово "сотрудничество". Все-таки у нас с Longines контракт на два года, что подразумевает ответственность перед компанией. Фирма, чье кредо "элегантность как стиль жизни", элегантна во всем, в том числе и в рекламной кампании. Не будет настырной демонстрации моих портретов на всех углах - по крайней мере, надеюсь. Недавно меня пригласили на кинофестиваль в Карловы Вары для вручения приза за лучшую женскую роль. Все происходило под эгидой Longines. Вот вам конкретный пример нашего сотрудничества. Я считаю, что это не выходит за рамки моей профессии и не противоречит моим творческим принципам.

- Longines нарекла Вас послом элегантности. Что такое элегантность в Вашем представлении?

- Мне сложно дать определение понятию "элегантность". Могу только сказать, что я за элегантность во всем: в профессии, жизни, дружбе, любви... Я за элегантные отношения. Может быть, элегантность - это стремление к чему-то, а не нечто, уже устоявшееся. Элегантность - скорее, процесс, путь. Ну а вектор элегантности понятен всем.

- В некотором смысле часы - "машинка времени", тикающая у человека на запястье. Она предвещает неизбежную гибель и влияет на отношение к бытию. Есть ли у Вас какая-то собственная философия времени и связана ли она с тикающей "замедленной бомбой", надетой на Вашу руку?

- Непростой вопрос... Иногда я думаю: а почему именно таким способом измеряют нашу жизнь? Почему в сутках 24 часа, а не 18? Почему в году 12 месяцев, а не 6? Ведь если бы год состоял из 6 месяцев, мне сейчас было бы не 40, а 80 лет. Числа условны. Но с годами для меня все это менее значимо. Вероятно, потому, что с возрастом мы становимся мудрее.

- В прошлом году Вам исполнился 41 год. Ощущаете свой возраст?

- Думаю, ни один человек не скажет, что ощущает свои годы. Возможно, лишь лет до тридцати, а после - вряд ли. Все мы обычно думаем, что моложе своих лет - и это понятно. Я не исключение.

- Человечество шагнуло в XXI век. Для Вас это что-то значит?

- Меня куда больше волнует новый спектакль. А со временем у меня отношения простые. Новый век, новый год, новый день... Что такое все эти условные обозначения?!

- У каждой профессии свое ощущение времени. Занявшись режиссурой, стали ли Вы иначе воспринимать его?

- Пожалуй, да. Теперь времени катастрофически не хватает. Хочется успеть как можно больше, поэтому дни насыщены до предела. Не так давно понял, какие же актеры эгоисты - в том числе и я. Какую головную боль мы способны вызвать у режиссера! Но в то же время подобное распределение ролей, наверное, нормально. Режиссеру сложнее - он отвечает за всех и вся. Сказать по чести, пока боюсь слова "режиссура". Говорят, что нужно поставить хотя бы десяток спектаклей, прежде чем получишь право так себя называть.

- Поскольку разговор все время крутится вокруг времени (извините за невольный каламбур), вернемся к часам. Понятно, какую марку Вы сейчас носите. А какую любите?

- И ношу, и люблю Grand Classique Longines. Это не просто красивые часы. Это выдающееся произведение часового искусства. Носить их на руке - одно удовольствие!

- Контракт с Longines не налагает на Вас никаких ограничений?

- Боже упаси!

- Значит, Вы можете надеть часы другой марки?

- Конечно, могу. Но я постараюсь этого не делать.

- Перефразируя известную строчку Евтушенко, можно сказать, что "часы в России больше, чем часы"...

- Не знаю... Для меня они элемент украшения. Честно признаюсь: я люблю красивые часы. Это одно из немногих украшений, которые может себе позволить мужчина.

- Вы придаете такое значение внешнему облику человека?

- Если человек имеет возможность хорошо одеваться, он должен это делать. Тем самым мы украшаем жизнь людей, смотрящих на нас. Когда-то я не мог одеваться так, как хотел, сейчас могу. Почему же не воспользоваться шансом?

- А какие часы Вы носили раньше?

- Их было много.

- Так Вы их коллекционируете?

- Ну, это громко сказано. Есть люди, которые разбираются в механизмах, в годах выпуска. Я же в первую очередь обращаю внимание на дизайн. У меня небольшая коллекция. Всегда покупал часы только по принципу "нравится - не нравится".

- И сколько у Вас часов? Сто? Двести?

- Да бог с вами! Едва ли больше двадцати.

- И как часто Вы их меняете?

- В зависимости от костюма и ситуации.

- Соглашаясь стать лицом Longines, Вы должны были выглядеть так, как этого хотела фирма?

- Нет, конечно. Не могу ориентироваться на кого бы то ни было. Я такой, каков я есть. Но видимо, мне не зря предложили стать чьим-то "лицом". Значит, то, что я собой представляю, их устраивает. Зачем же меняться?

- Следовательно, "красота - это страшная сила"?

- Да!

Беседовал Александр БОЛЬШАКОВ
(Материал предоставлен журналом "Inslight Ruview")